Наверх
vorle.ru

Борис Гордон: Курянин создавший антифашистское сопротивление

Общество

Вчера свой профессиональный праздник отметили сотрудники одной из самых закрытых и секретных организаций страны – Федеральной службы безопасности. В этот день сотрудники ФСБ вспоминают своих коллег, которые в разные годы стояли на страже интересов страны и государства. В большинстве случаев о деятельности служителей плаща и кинжала простые граждане ничего не знают.

А ведь и сотрудники советского варианта этой структуры – НКВД - внесли свой весомый вклад в победу в Великой отечественной Войне. Один из них курянин Борис Гордон, который в 1935 году создал разветвленную сеть агентов-антифашистов в Германии, которые впоследствии стали известны, как "Красная капелла".

Уроженец города Двинска, Борис Гордон с марта 1917 года начал работать в Тамбове заведующим губернским отделом по делам национальностей и по совместительству в подотделе нацменьшинств губотдела народного образования.

Во время рейда конного корпуса Мамонтова защищал город Елец, после чего был назначен младшим следователем в местное ЧК. Дослужившись до звания старшего следователя и проявив себя в ликвидации кулацких восстаний, в 1920 году Борис Гордон продолжает свой карьерный рост чекиста. Его назначают в Орловскую губернию уполномоченным по борьбе со спекуляцией и преступлениями по должности, членом коллегии районной транспортной ЧК, начальником секретно-оперативного отдела и заместителем председателя губЧК.

Проработав год, он командируется в расположение полномочного представительства ВЧК по Туркестану. Здесь Борис Гордон возглавил работу секретно-оперативного отдела Семиреченской области, а потом и ЧК АСССР. В декабре 1924 года Борис Гордон был отозван в Москву и назначен начальником Архангельского губернского отдела ОГПУ. А через три года - очередной перевод. В декабре 1927 года Борис Гордон был назначен начальником Курского губернского отдела ЧК. Спустя всего полтора года, разведчик снова пошел на повышение, заняв пост заместителя полномочного представителя ОГПУ по Центрально-Черноземной области. Потом была работа в ОГПУ Московской области, управляющим делами МК ВКП(б), учеба в Институте красной профессуры мирового хозяйства и мировой политики. Получив высшее образование, Борис Гордон продолжил работу в органах безопасности в ИНО ОГПУ.

Пик карьеры разведчика пришелся на 1934 год. По рекомендации руководителя разведки Артура Артузова под прикрытием должности атташе, второго секретаря полпредства СССР в Германии, Борис Гордон стал руководителем "легальной" резидентуры НКВД в Германии. В его круг задач входило не только получение закрытой информации, и обязанность координировать работу сотрудников, но и видеть перспективы. Тем более, что годом раньше к власти пришел Гитлер, что обострило обстановку в стране.

Фашизм стремился террором окончательно уничтожить демократические и прогрессивные силы немецкого народа. Полное, казалось бы, торжество фашизма в стране поставило перед внешней разведкой СССР актуальную задачу - найти в Германии оппозиционные силы, способные выступить против Гитлера, выяснить, каково их положение, кого они объединяют, какой придерживаются стратегии и тактики, каковы намерения гитлеровского руководства во внутренней и внешней политике. Для этого необходимо было найти способы проникнуть в верхние эше¬лоны власти.

Началась работа по подбору патриотически настроенных немцев, которые боролись бы с фашизмом и располагали важной информацией. В начале августа 1935 года, по совету первого секретаря посольства Александра Гиршфельда, Борис Гордон встретился с доктором Арвидом Харнаком, другом Советского Союза, работающем в министерстве экономики.

Основатель антифашистского подполья Борис Гордон.

После беседы, разведчик с профессором договорились, что Харнак (впредь "Корсиканец") будет вместе с советскими товарищами бороться против диктатуры фашизма, за демократию, за предотвращение затеваемой нацистами войны против европейских народов и Советского Союза.

На очередной встрече Борис Гордон поставил перед "Корсиканцем" вопрос о работе на строго конспиративной основе, прекращении афиширования антифашистской деятельности и осторожности в личном поведении. По рекомендации русского, Харнак вступил в национал-социалистскую партию. Он должен был стать внешне стопроцентным "наци" и слыть в их кругах своим человеком.

В 1935 году Харнак стал правительственным, а потом и старшим правительственным советником в имперском министерстве экономики. Из справочного фонда министерства он мог получать информацию о любом секторе хозяйства страны и военном производстве. Бесценные сведения передавались в Москву. В Центре эта информация неизменно получала высокую оценку.

Антифашистскую борьбу вместе с "Корсиканцем" вели его близкие и преданные друзья: Адам Кукхоф ("Старик") — видный писатель и драматург и его жена Грета Кукхоф ("Канн"). Она обучалась в США в одно время с Арвидом и познакомилась с молодой четой Харнаков.

Через профессора Хебеле, тоже разделявшего антифашистские взгляды, и супругов Кукхоф "Корсиканец" познакомился со "Старшиной" — Харро Шульце-Бойзеном, старшим лейтенантом, начальником пятого реферата разведывательного штаба авиации маршала Геринга. Тесные отношения между этими антифашистами послужили основой для возникновения в подполье одной из наиболее активных ячеек антигитлеровского Сопротивления.

Тщательно проверяясь, Борис Гордон на протяжении двух лет проводил периодические встречи с "Корсиканцем". Благодаря связям с членами Верховного командования сухопутных сил, Комитета по четырехлетнему плану милитаризации немецкой экономики, Имперской хозяйственной палаты, руководством концерна "ИГ Фарбен", а также с сотрудниками Института военно-экономической статистики "Корсиканец" был в курсе важных вопросов подготовки "рейха" к агрессии и заблаговременно информировал СССР о них.

Арвид Харнак -

Работа с агентурой продолжалась. За два года под руководством Бориса Гордона в Германии была создана разветвленная агентурная сеть. В ее составе действовало до полутора десятков разведчиков, имевших интересные и важные источники информации. Среди них были конструктор-проектировщик Карл Беренс, который работал на военном заводе "АЕГ-Турбине". Он предоставил советской разведке ценные данные военной опытной станции Министерства авиации.

Эрвин Гертс — полковник авиации, начальник контрразведы¬вательной службы Министерства авиации. Гюнтер Вайзенборн — редактор немецкого радио, по профессии журналист. Был активным помощни¬ком Шульце-Бойзена, добывая политическую информацию в Министерстве пропаганды и в журналистских кругах. Намного позже подпольную сеть агентов советской разведки, антифашистов начнут называть "Красной капеллой". Правда – это не совсем точно.

С началом Великой Отечественной войны в радио эфир вышли многочисленные антифашистские группы и нелегальные советские резиденты. Подпольных радистов гестаповцы называли "пианистами".

Для их поимки было создано специальное подразделение (зондеркоманда) гестапо - "Красная капелла", объединившее тех и других в одно общее дело-формуляр, закодированное по имени этой команды. Со временем о гестаповских ищейках позабыли, а ее противников, попавших в лапы контрразведки, стали называть героями "капеллы". При этом смысл слова полностью изменился и стал синонимом стойкости и мужества.

В 1937 году антифашистское подполье осталось без своего куратора Бориса Гордона. Он срочно был вызван в Москву. По прибытию в столицу Бориса Гордона сразу же арестовали - разведчика оклеветал мелкий, завистливый человек, когда-то им задетый. Донос пришелся кстати. Началась расправа с руководством разведки, и всплыл факт, что в Берлин его рекомендовал руководитель разведки Артур Артузов. Это было истолковано, как тесная связь Бориса Гордона с вражеской группировкой.

Особый суд "тройки" приговорил разведчика к расстрелу.

До 1939 года берлинская группа Сопротивления не имела куратора. В Центре не хватало кадров, опытные разведчики были уничтожены в ходе репрессий.

Печать

Последние новости

Яндекс.Директ