Наверх
vorle.ru

Татьяна Исаева о проблемах и радостях орловской культурной жизни

Культура

На днях начальнику управления культуры администрации города Орла Татьяне Исаевой были вручены нагрудный знак "За содружество" и свидетельство к нему, подписанное председателем Федерации независимых профсоюзов России Михаилом Шмаковым. Мы сочли возможным расспросить "виновницу" информационного повода не только о ее награде и о результатах сотрудничества управления и орловских профсоюзов, но и о культурной ситуации на Орловщине в целом.

– Татьяна Вениаминовна, скажите, пожалуйста, сколько всего учреждений находится в ведении городского управления культуры?

– На данный момент их 16: прежде всего, это 8 школ искусств (музыкальные, хореографическая, хоровая, изобразительных искусств и художественная, в которых учится около пяти тысяч детей и работает порядка 500 сотрудников). Затем – Орловский городской центр культуры (в его кружках, студиях, любительских объединениях сейчас занимаются порядка двух тысяч человек), два парка – детский и городской, театр "Русский стиль", Центральная библиотечная система города, состоящая из 19 филиалов в районах города во главе с библиотекой имени Пушкина и детской библиотекой имени Крылова. Нам подведомственны также муниципальный ансамбль танца "Славица" и учреждение "Дружба", в задачи которого входит организация досуга для инвалидов. Так что, как видите, сеть не маленькая.

– Во всех ли учреждениях на данный момент существуют профсоюзные комитеты?

– Сейчас практически во всех. Однако совсем недавно ситуация была иной: например, в самом управлении культуры, когда я в 2001 году пришла сюда работать, такой организации не существовало. К 2003 году мы ее создали, и теперь у нас в профсоюзе состоит 90% коллектива. Только не подумайте, что вступление в профсоюзы в учреждениях культуры является чем-то "добровольно-принудительным": такого никогда не было.

– Велика ли роль профсоюзов в жизни работников сферы культуры?

– Безусловно, велика. Профсоюзы – наши важнейшие партнеры. Одна из главных задач управления культуры – создать нормальные условия для того, чтобы люди могли творить. И я очень заинтересована в том, чтобы все наши учреждения сотрудничали со своими партнерами на местах; сама очень активно общаюсь с Областным комитетом профсоюза работников культуры (его глава – бывшая моя коллега из Покровского района, Тамара Дмитриевна Козакова). Мы ведь решаем общие задачи – хотим, чтобы здания наших учреждений были отремонтированы, обеспечены инструментами, современной техникой…

– Какова документальная основа этого сотрудничества?

– Российский Трудовой кодекс предусматривает как возможность создания самих профсоюзов, так и принятие основных совместных документов – коллективных договоров, устанавливающих между работниками и работодателями некие взаимные обязательства. Понятно, что сначала подготавливаются документы типовые, а потом уже каждое учреждение адаптирует их под себя, прописывая режим работы, нагрузку, дополнительные социальные гарантии, какие-то материальные поддержки…

Я со своей стороны никаких палок в колеса никому не вставляю, и, как результат, профсоюзы у нас в последнее время очень "размножились". И это совсем неплохо – должны же в коллективах быть какие-то общественные формирования, которые, в случае необходимости, смогут и руководителю указать на какие-то нерешенные проблемы, и интересы своих работников достойно представить.

– Перечислите, пожалуйста, наиболее актуальные на сегодня направления взаимодействия управления культуры и профсоюзных организаций в Орле.

– Конечно, самая большая проблема, в решении которой профсоюзы хотят и могут быть нам полезны, – это заработная плата работников сферы культуры. Если, скажем, у библиотекарей есть определенная надбавка и их средняя зарплата составляет около шести тысяч, то в других учреждениях, особенно клубных, она доходит только до пяти. Сегодня высшее образование вообще ценится на уровне минимальной оплаты труда. Допустим, человек окончил институт культуры, пришел на работу в клуб и будет получать там 3880 рублей по восьмому разряду единой тарифной сетки; ну, мы ему еще доплачиваем до 4330 рублей. А рядом с ним – уборщица, которая моет полы и получает за это ровно те же деньги… Вообще, это большая социальная проблема.

– И как же государство думает ее решать?

– В частности, перейти в ближайшее время на отраслевую систему оплаты труда. Суть этой системы видна из ее названия: это индивидуальная оплата работы каждого из сотрудников по труду. То есть, берется базовый оклад – в размере минимальной оплаты труда, а уже к нему начисляются разные надбавки в зависимости от стажа работы человека, ее результатов и другого в том же роде. Предполагалось, что после этой реформы зарплата увеличится до 30%. Однако пока у нас нет возможности ввести ее в действие: правительство перевело на эту систему только федеральные учреждения, предусмотрев при этом их бюджетное финансирование, а культура на местах должна каким-то образом решать свою судьбу за счет местных же средств. Но ведь бюджет-то местный формируется из подоходного налога и предпринимательской деятельности, а учитывая сегодняшнюю кризисную обстановку и вытекающие из нее огромные недопоступления, чтобы перейти к ОСОТ, мы должны были довольно ощутимо сократить штаты. Как вы сами понимаете, профсоюзы выступили против таких мер и планируют поставить эту проблему перед правительством вплотную.

– В чем Вы видите выход из сложившейся ситуации?

– Один из возможных выходов – развивать в своих учреждениях платные услуги, чтобы поддерживать их работников. Например, в школах искусств теперь есть специальные платные отделения раннего эстетического развития, где детям предлагается по чуть-чуть ритмики, музыки, рисования, языка… Таким образом, к семи годам ребенка уже можно будет понять, к какому конкретно виду искусств он имеет склонность. Учебный план подобных отделений устанавливается договором с родителями.

– Итак, основная проблема – это зарплата работников культуры. А что с другими направлениями взаимодействия?

– Опять-таки, из-за низкой оплаты труда в сфере культуры к нам очень неохотно идет молодежь. Например, в школах искусств средний возраст преподавателей составляет сегодня 50 лет, в библиотеках – 40-45 лет, в клубах – 40. К сожалению, к этой ситуации есть все предпосылки: квартиры сегодня не дают, зарплата пока еще рассчитывается по единой тарифной сетке. Здесь мы, в свою очередь, видим два выхода – введение каких-то надбавок и поддержек или все тот же переход на ОСОТ. Однако в этом году, в том числе и по причине кризиса, как бы управление с профсоюзами ни старались, проблему эту решить не удастся.

Что же касается льгот, то теперь у нас есть положение о библиотечном деле в Орле, которое профсоюзы, в свою очередь, очень одобрили. В нем прописаны льготы для работников с выслугой лет, предусмотрены дополнительные дни к отпуску тем, кто, допустим, обслуживает людей на дому. Мы считаем это большим успехом, поскольку такие нововведения имеются далеко не во всех регионах.

– А как в общем с материальной базой?

– Так сложилось, что в 90-е, когда начиналась перестройка, про культуру все как бы забыли, и работала она исключительно на остаточном принципе финансирования. Однако за последние шесть лет мы сделали большой рывок. Например, взялись за ремонт: в первую очередь – крыши, теплоснабжение, пол… И, Вы знаете, теперь наши учреждения все-таки похожи на учреждения культуры.

Кроме того, нам нужна новая техника – в тех же библиотеках должны быть выходы в Интернет; или информационные центры – они у нас созданы, но хотелось бы распространить их сеть на все филиалы. Потом, в Орле до сих пор нет достойного филармонического зала; малы залы и в школах искусств. А костюмы и музыкальные инструменты? – это ведь тоже дорогостоящие вещи. Например, хороший ученический рояль стоит около двух миллионов, а концертный – далеко за четыре. И поступаться этим никак нельзя: мы же проводим в нашем городе и конкурсы, и фестивали, поэтому дети должны знать, что такое хороший инструмент. Так что, как видите, предстоит решить еще очень много вопросов.

Хочу еще добавить, что проблемы это из разряда именно материальных, тогда как на саму музыкальность орловчан, к примеру, мы пожаловаться не можем. Одно имя Евгения Дербенко сколько значит в нашем городе! Да и какие замечательные коллективы есть в Орле – вокальный ансамбль "Кансона", трио баянистов "Гармония", оркестр русских народных инструментов…

– Какая сумма заложена в городском бюджете на развитие культуры в будущем году?

– Точные цифры пока неизвестны, но могу вам сказать, что это будет примерно на уровне года прошлого. Знаю я это потому, что бюджет формировался сразу на три года, начиная с 2008-го. К сожалению, из-за кризиса он был очень значительно урезан. Допустим, в этом году мы планировали производить ремонт в школах искусств на два миллиона рублей, а предложили нам всего 800 тысяч. А вообще, финансирование учреждений культуры у нас идет по двум направлениям; на школы искусств в 2010 году уйдет примерно 76 миллионов, на остальную культуру – порядка 62-ух. Что же касается зарплаты, то это статья защищенная, но, к сожалению, не повышенная.

– Проводит ли управление культуры, несмотря на материальные трудности, какие-либо программы, проекты?

– Разумеется. Сейчас масштабных программ у нас существует две. Первая из них, "Муниципальная библиотека – общедоступный центр", направленная на внедрение новых технологий и компьютеризацию библиотек, работает с 2007 года без проблем. А вот вторую, программу по развитию школ искусств города и поддержке одаренных детей, видимо придется лонгировать, поскольку за те три года, на которые она рассчитана (начиная с 2008-го), мы с поставленными задачами явно не справимся.

Несмотря на это, результаты у программы есть, и очень приличные: каждый год в Орле растет количество стипендиатов губернатора, есть образцовые детские коллективы и даже обладатели гранта Президента и Министерства культуры – теперь как среди учащихся, так и в числе их преподавателей. Каждый год наши дети участвуют более чем в сотне фестивалей разного уровня. При этом какие-то поездки оплачиваем мы, а на какие-то дает средства сама школа. В этом плане очень активна школа имени Кабалевского – в год они самостоятельно вывозят своих учеников на самое меньшее 30 конкурсов.

– То есть, конкурсно-фестивальная жизнь в Орле просто бьет ключом?

– Это даже из сухой статистики видно. Судите сами: по итогам прошлого учебного года орловцы участвовали всего в 619-ти всевозможных конкурсах и фестивалях. Из них лауреатами областных и городских соревнований стало 284 ребенка, всероссийских дипломантов и лауреатов у нас значится 183, а международных – 99. Да мы еще и два собственных крупных конкурса провели: международный "И. С. Тургенев: читаем, рисуем", с которым вошли в федеральную программу и традиционный конкурс солистов классического и народного танца "Весенний дивертисмент". Не говоря уже о городских: "Новые имена", "Не стареют душой ветераны", многие другие; а месяц назад проводили конкурс, посвященный 100-летию Твардовского, – так на него больше 500 участников записалось…

– Надо полагать, сами педагоги школ искусств тоже заинтересованы в том, чтобы их дети как можно чаще выезжали на всевозможные соревнования.

– Конечно, ведь с переходом на ОСОТ чем больше они привезут лауреатов, тем больше будет их доплата, и тем легче им будет подтверждать свои звания и квалификационные категории. Кстати, еще один важный показатель здесь, раз уж мы снова заговорили о педагогах, – это количество выпускников, которые дальше пойдут по данной профессии. Тут у нас есть определенные проблемы. Если любой другой человек, потратив в институте 5 лет на получение высшего образования, после него уже может работать по специальности, то людям творческих профессий надо учиться с самого детства – фактически, отдать этому большую часть своей жизни.

Или, к примеру, такой вопрос: сегодня почти все вновь поступающие хотят на гитарах играть и петь эстрадные песни – поэтому Институт культуры даже вынужден был переквалифицироваться и планирует открыть у себя отделения эстрадного танца, эстрадного пения… Да и родители тоже хотят, чтобы их ребенок стоял на сцене, в бальном платье… И где-то они правы: сейчас в договоре прописывается, чему конкретно педагог обязуется научить своего подопечного за год. Поэтому я все время говорю своим директорам: мы должны строить свою работу таким образом, чтобы совмещать выполнение учебного плана с тем, о чем мы говорим, то есть, чтобы ребенок где-то выступил – у себя в школе, или в Городском центре культуры.

– Как-то все в рыночные отношения упирается – договоры, "обязан научить"…

– А это они и есть. Теперь нас финансируют как "муниципальную услугу в вопросах культуры": денег дают мало, а за конечный результат спрашивают по стандарту качества. У нас даже в колледжах искусств ввели специальные предметы – менеджмент, маркетинг. Приходится перестраиваться…

– На Новый год что интересненького предложите орловчанам?

– Праздничные мероприятия у нас начинаются с 20-го декабря; всего их будет около ста с лишним. В учреждениях культуры, включая парки, конечно, будут проводиться всяческие утренники, сказки, конкурсы, композиции, акции. В саму же новогоднюю ночь мы, как обычно, ждем всех в полвторого на площади Ленина – в два часа будет праздничный фейерверк, а потом – до пяти утра – представление "Танцующий город". А если вы не сможете оказаться ночью в центре – не расстраивайтесь: в каждом районе города управление также организует развлекательную программу.

В канун же Нового года – он уже совсем близок – хочу пожелать своим землякам доброго здоровья, счастья, удачи, терпения – в том числе, и по отношению к нашим услугам. Мы очень хотим порадовать орловчан в следующем году праздником ко Дню города, 65-летием Великой Победы, провести, назло всем кризисам, интересные конкурсы и фестивали… Так что до встречи в будущем году!

 Начальник управления культуры администрации города Орла Татьяна Исаева. Нагрудный знак

Печать

Последние новости

Яндекс.Директ